ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ ДЕНЕЖНЫХ ДОХОДОВ И ПОСТУПЛЕНИЙ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

мая 6, 2015

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме соотношения теории и практики формирования денежных доходов и поступлений некоммерческих организаций. В работе представлены положения, касающиеся отсутствия четкой регламентации деятельности некоммерческих организаций в России, в связи с чем и возникают такие проблемы, как переориентация их деятельности от уставной к предпринимательской. В представленной работе анализируются основные нормативные правовые акты, регламентирующие деятельность данных организаций в России, а также указывается их разрозненность.

Рассмотрим теорию и практика формирования денежных доходов и поступлений некоммерческих организаций (далее – НКО), затронув актуальные положения, касающиеся деятельности НКО в РФ, среди которых следует выделить:

  • Отсутствие четкого представления в законодательстве о формировании финансовых ресурсов НКО, их видах;
  • Высокая доля доходов от реализации товаров (работ, услуг) в общем разрезе доходов и поступлений НКО: несовпадение теории и практики;
  • Обоснованность выделения в составе финансовых ресурсов НКО доходов и поступлений ввиду наличия некоторых отличительных признаков, подкрепленных законодательно;

Итак, выделив несколько затронутых положений, подробнее рассмотрим каждое из них и дадим им качественную оценку.

Проблема формирования финансовых ресурсов НКО и определения их видов действительно существует. С этим трудно не согласиться. Отсутствие единой прозрачной терминологии нам это доказывает: так, ПБУ 9/99 дает четкое определение доходам организаций, отделяя их от поступлений, но в том же ПБУ 9/99 доходы подразделяются на доходы от обычных видов деятельности и прочие доходы, которые в свою очередь включают поступления, к примеру, поступления от возмещения причиненных убытков [1]. Возникает вопрос: каким образом это можно отнести к доходам, если доходы предполагают получение экономических выгод, или возмещение убытков уже относится к экономическим выгодам? Очевидно противоречие. Кроме этого, НК РФ также четко не разграничивает доходы и поступления, относя те же безвозмездные поступления НКО к доходам [2]. Из вышесказанного следует, что положения нормативно-правовой базы идут вразрез с теорией финансов. Причиной этому может быть неразвитость и несовершенство российского законодательства, по всей видимости из-за отсутствия таковой необходимости. Ведь приоритетная задача тех же налоговых органов – это сбор налоговых платежей, а не разграничение рассматриваемых понятий. Однако стоит отметить, что в том же НК РФ выделяются целевые поступления, которые не входят в налогооблагаемую базу, что, с одной стороны, говорит о как таковой необходимости разграничения в целях снижения налоговой нагрузки, а с другой – о “зачатках” формирования финансовых ресурсов НКО и их видов.

Говоря о втором положении, касающемся высокой доли доходов от реализации товаров (работ, услуг) в общем разрезе доходов и поступлений НКО, замечаем, что с данным умозаключением трудно не согласиться. Из теории известно, что для НКО в большей степени характерны поступления, а именно целевые поступления, и получение дохода, приносящего экономическую выгоду, относится на второй план. Ведь в ФЗ “О некоммерческих организациях” указано, что “некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности” [3]. Однако это тот самых момент, когда теория расходится с практикой, что подтверждается долей доходов от реализации товаров, работ, услуг, имущественных операций в структуре доходов и поступлений социально-ориентированной НКО в 2013 году. В настоящее время мы видим своего рода переориентированность деятельности НКО, т.е. на практике получается, что фактически НКО создаются для извлечения собственных выгод, а не как должно быть – для производства общественных благ, которые, как правило, должны финансироваться посредством поступлений из бюджетов ОГВ и ОМСУ, доля которых в 2013 году равна всего лишь 16 %.

Говоря о существующей теории и российской практике, все-таки мы наблюдаем некоторую положительную сторону в разграничении доходов и поступлений НКО. Это как минимум выделение Налоговым кодексом РФ целевых поступлений, которые не включаются, как было сказано выше, в налогооблагаемую базу; это наличие экономической выгоды, которая в ПБУ 9/99 определяет доходы; это безвозмездность и безвозвратность поступлений и т.д.

Таким образом, в России существует целый ряд проблем, касающийся финансов и финансовых ресурсов НКО, которые требуют решения: это как минимум пересмотр и приход к единому мнению относительно разграничения доходов и поступлений во всех нормативных правовых документах. Однако прежде чем заниматься этим вопросом, стоит задуматься, а какова конечная цель этого разграничения? Кому это нужно? Если в НК РФ мы выделяем безвозмездные поступления только с одной целью – снижение налогооблагаемой базы, то какая она должна быть у тех же органов государственной статистики? Получается, что в решении данных проблем заинтересована в большей степени сама теория финансов, ставящая целью системность, упорядоченность знаний о тех же финансовых ресурсах НКО. И все же приход к единому мнению важен, быть может из-за него мы наблюдаем расхождения теории с практикой, выраженную в той же переориентированности российских НКО.


Библиографический список

  1. Приказ Минфина РФ от 6 мая 1999 г. N 32н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Доходы организации” ПБУ 9/99″
    [Электронный ресурс] // Гарант. URL: http://base.garant.ru/12115839/ (дата обращения: 17.01.2015)
  2. Федеральный закон “О некоммерческих организациях”) [Электронный ресурс] // Гарант. URL: http://base.garant.ru/10105879/ (дата обращения: 17.01.2015)
  3. Налоговый кодекс Российской Федерации (НК РФ) [Электронный ресурс] // Гарант. URL: http://base.garant.ru/10900200/ (дата обращения: 17.01.2015)

Бондарев Никита Сергеевич
ФГБОУ «Финансовый университет при Правительстве РФ»

http://human.snauka.ru/